Зачем успешный бизнесмен сменил костюм на рясу и уехал в глухую тверскую деревню...

18.06.19

Девять лет назад отец Валерий поселился в умирающей деревне Дудино в Тверской области.
За эти годы батюшка обморозил руку и оглох на одно ухо, ночуя в холодном помещении полуразрушенной церкви в честь Вознесения Господня с. Дудино, которую восстанавливает по сей день.

А еще в деревне появились общинные дома, воскресная школа, животноводческая ферма, столярные мастерские.
Кров и работу получили 26 человек, а на воскресные службы в недостроенный храм собираются прихожане со всей округи.

До приезда отца Валерия в деревне Дудино на правом берегу реки Шоши было в равной степени красиво и безлюдно...
В общинных домах, которые отец Валерий построил на пожертвования прихожан и доходы от фермы, живут более 30 человек — все приезжие.
У некоторых из них усилиями пастыря появились паспорта, утраченные много лет назад.
Люди работают на восстановлении храма, на ферме, в столярной мастерской, на заготовке дров и на пасеке. Большинство бросили пить.
Все получают зарплату. Еще семь рабочих — из местных.
На вопрос: «Как все это возможно было сделать без денег, в полупустой деревне?», отец Валерий отвечает: «С Божьей помощью».

Керосиновая пушка
— Я когда еще в семинарии учился, ездил к матушке-настоятельнице в монастырь.
И тоже спрашивал: «Как же вам все это удается?» И она отвечала: «Только молитвами — не я это, это Бог». Я верил ей, но не понимал. Это только на собственном опыте понять можно. Когда я две первых зимы, 2010 и 2011 годов, здесь в храме служил, морозы стояли до минус 35. Молились в валенках и бушлатах. У нас в соборном уголке пушка была тепловая, керосиновая, — воздух немного подогревала, но сильно пахла керосином и очень гремела. На время чтения Евангелия я ее отключал и не включал, пока у меня руки не начинали отниматься, а прихожан не скрючивало от мороза. Смотрю, люди дрожат и стоят уже криво, тогда включаю.
После первой зимы отцу Валерию стало очевидно, что своих сил ему не хватит и, вспомнив слова игуменьи, он стал молиться. И вот, чем не чудо, — дела начали поправляться. Сперва пришли люди и помогли окна с дверьми в храме вставить. Приехал глава района — двух коров подарил. Спустя еще два года построили большой дом для нуждающихся. Потом подстанцию электрическую поставили, водопровод провели, ферму построили...

Семь суток за крестик
Настоятель показал мне храм постройки 1826-1838 годов — кирпичную трехпрестольную церковь со световой ротондой и колокольней.
Показал ведущиеся в храме работы, сводил на колокольню, показал помещение, где «мы пока что молимся», прополол траву на могиле отца Николая, почившего в 1889 году, ответил на десяток звонков и наконец присел.
— Вы с юности хотели священником стать? После школы в семинарию пошли?
— Нет, в юности я в армию пошел, — с мягкой улыбкой вспоминает отец Валерий. — После срочной службы еще четыре года сверхсрочно в танковом корпусе в Германии.
Даже контужен был. Крестик, правда, не снимал никогда. Однажды семь суток на тумбочке за крестик простоял, но о церковном служении тогда мыслей не было.
Хотел в военное училище поступать, но Бог иначе распорядился. Я думал, что военные — это те, кто жизнь за Родину готов отдать. Я был готов — это святое.
Но в начале 1990-х в армии начались проблемы, патриотизм иссяк, офицеры искали как заработать, и во всем этом я уже не захотел участвовать.

Отставной прапорщик Валерий Юкин, хоть и был родом из Астрахани, после увольнения уехал с молодой женой в Тверь — ее бабушке требовался уход.
Стал искать работу, и оказалось, что бывший сослуживец — начальник снабжения нефтяной компании «Ярославнефтьсинтез». Предложил попробовать продавать бензин.
— Через год я стал представителем «Ярославнефтьсинтеза» и реализовал по 20-30 бензовозов в день, — продолжает рассказ отец Валерий. — Я как-то без усилий вдруг стал очень богатым человеком. Но так просто все не бывает — это Бог вел меня такой дорогой.

Что же ты, тварь, Творца забыла?
К 1994 году бывший прапорщик купил пять квартир: себе, матери, брату и остальным родственникам.
Ездил на BMW, занимался дзюдо и самбо. В отпуск с семьей ездил в Европу. Вместе с коллегами вкладывал деньги в сеть заправок и магазинов. Охотился, любил попариться в бане...
Однажды друзья предложили наведаться к одному «очень сильному отшельнику». Приехали в монастырь, заняли очередь.
— Захожу к нему в келью, — отец Валерий как-то вдруг стал серьезен, — а он мне прямо сразу говорит: «Что же ты, тварь, Творца забыла?» Так со мной еще никто в жизни не разговаривал. Я опешил, и сердце заболело. Вот говорят же, что душа в сердце. А почему? Потому что, когда душа болит — сердце болит. Вернулся я в Тверь с больным сердцем и в большой растерянности. На следующий день пришел в храм Всех скорбящих радость и слышу голос: «Валера, Валера, куда ты бежишь, постой».
И после этого с меня будто штукатурка посыпалась, а я ее отряхивал. Думал, что рассудком тронулся. Отряхиваюсь, смотрю по сторонам и вижу, что храм обшарпанный: стены в трещинах, двери кривые. И тут понимаю, что у меня дома кухня за пять тысяч долларов, а здесь, в самом главном доме, ремонт сделать некому. Подошел я к настоятелю отцу Леониду и предложил помощь.
— Не хотите, чтобы я помог храм отремонтировать? Что вам необходимо в первую очередь? Ну, двери, говорит, бы неплохо новые поставить, продувает.

«Или ты с нами, или сам по себе»
Отец Валерий рассказывает, что в тот день его как прорвало. Он почти сразу сделал замеры и заказал для храма новые двери. Затем окна. Затем делал то, что было надо.
Деньги потеряли для него всякое значение, а храму были нужны. Через какое-то время бизнесмен Валерий Юкин стал помогать настоятелю во время службы.
Жена (отец Валерий называет ее матушкой) и дети поняли и разделили новый путь отца и мужа («куда ты, туда и мы»), а вот друзья по работе — нет. Через некоторое время они вызвали его на разговор и поставили ультиматум: мы не понимаем, чем ты занимаешься, так что или ты с нами, или сам по себе. Валерий посоветовался с настоятелем Леонидом и вышел из бизнеса.
«Какую долю ты считаешь своей?» — спросили бывшие друзья. «Что посчитаете моим, то и мое», — ответил Валерий. Бывшие партнеры спустя много лет признались, что те слова потрясли их до глубины души — не принято у нас так выходить из бизнеса. На полученные деньги Валерий Юкин еще несколько лет строил храм и содержал семью.
Пять лет он работал дьяконом в Твери без вознаграждения. Когда деньги закончились, семья стала жить на пособие матушки — 7 тысяч рублей в месяц.
— У меня тут человек храм отстраивает Дмитрий, его теперь так же, как меня тогда, прорвало, — снова улыбается отец Валерий. — Он долго ходил на службы, стоял в уголке, присматривался, а теперь вдруг загорелся. И я ему говорю: «Дима, я тебя понимаю, это лучшее состояние, которое может быть в жизни. Это очень хорошо, что мы с тобой храм восстанавливаем и купола золотим. Но знаешь, что еще лучше? Что мы с тобой через это страсти побеждаем:
Творца чтим, не гордимся, не обижаем, не завидуем, никому не желаем зла. Ведь мы только орудия в руках Божьих здесь на земле. Это тебе Бог дает и мне Бог дает».

На подвиг в Дудино ...
Через пять лет Валерий перешел служить в другой храм, где настоятель стал платить ему зарплату (по делам) — 20 тысяч в месяц. Семье жить стало легче, и Валерий поступил в семинарию.
Еще через несколько лет уже другой настоятель — благочинный Александр — назначил дьякона Валерия окормлять школу детей-инвалидов — глухих и слепых.
Отец Валерий познакомился с детьми и загорелся идеей сделать для них летний лагерь, где они могли бы дышать свежим воздухом, питаться натуральными продуктами, купаться в реке, слушать музыку, гулять и молиться. Он попросил у епархии дать ему храм, любой, старый, развалившийся, около которого можно заложить детский лагерь.
Через месяц Валерия рукоположили в священники и назначили настоятелем в Дудино.
Пока глухие и слепые дети бывают здесь наездами, но скоро, Бог даст, у них появится специализированный пансион на 50 мест с бассейном и медицинским персоналом.
— Когда отец Илия из Оптиной Пустыни благословлял меня работать в Дудино, — отец Валерий ведет меня на ферму, показывает пасеку из 150 ульев, 30 коров, птицу, коз, технику, цеха, — он сказал: «Подвиг твой будет не в том, что ты храм восстановишь. Хотя дом Божий восстановить — дело благое.
Но подвиг твой будет в том, что люди деревенские, которые пьют и неприкаянные вокруг твоего храма возродятся, чтобы не зарастала земля Русская. Скольким людям поможешь, сколько людей через твой храм к новой жизни придут, такая и заслуга твоя».
Так я стараюсь больше о людях, чем о храме думать. Мы здесь должны быть самостоятельными, должны уметь зарабатывать, равно как должны молиться, и у нас за семь лет все стало получаться.
В общинном приходском хозяйстве деревни Дудино живут и работают 26 человек (не считая детей).
Среди них несколько бывших заключенных (отец Валерий одно время ездил служить в колонию строгого режима), несколько бывших бездомных и погорельцев, несколько инвалидов, две многодетных матери. Каждый год ферма сажает гектар картофеля и заготавливает сено для себя и на продажу.
В молочном цеху перерабатывается тысяча литров молока в день.
Столярный цех скоро начнет выпускать кресты и гробы на продажу.
На стадии строительства сырный цех с подвалами, а котел для варки сыра подарили приезжавшие в гости итальянцы.
Когда заработает сырный цех, поголовье коров можно будет увеличить вдвое. Отец Валерий всем работникам оформил трудовые книжки и платит налоги...


Социальные сети:

Казачья ярмаркаг.Санкт-Петербург
Православная выставка в Санкт-Петербургег.Санкт-Петербург
Ярмарка "Медовый спас" г.Санкт-Петербург
Православная выставка - ярмарка в Вологде г.Вологда
Монастырская ярмарка г.Санкт-Петербург
Наша группа на Facebook

Контакты:

  • Телефон:

    +7 (931) 305-16-43 Менеджер
    +7 (921) 767-16-43 Администратор
    +7 (931) 308-16-43 Тех. вопросы

    Адрес: Россия г.Санкт-Петербург
    ул.Заставская, д.22 к.2 лит.С
    Часы работы офиса
    вторник 16.00-18.00
    четверг 11.00-13.00

  • Email:
    mail@vzor.info